Понедельник, 26-06-2017, 20:25, $ONLINE COUNTER$, $ONLINE USERS LIST$
339 втап г. Витебск
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Самолеты
История
Витебск
Фотоальбом №2
Статьи [14]
Воспоминания [15]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
 Каталог статей
Главная » Статьи » Статьи

13 месяцев мы ждали смерти

13 месяцев мы ждали смерти

Побег из афганского плена

 
 

 
 
 

    Ровно десять лет назад - 16 августа 1996 года - семь российских летчиков бежали из афганского плена, в котором провели 378 дней. Сегодня мы рассказываем о ранее неизвестных подробностях той нашумевшей истории.

    16 августа 1996 года семь российских летчиков бежали из афганского плена. В те годы этот урок мужества был для страны, погрязшей в политической борьбе и внутренних разборках, как глоток воздуха. Как весточка из тех времен, когда мы еще были великой державой. Наверное, поэтому об этой «великолепной семерке» помнят до сих пор. Они вырвались вопреки циничным начальникам, забывшим, что своих не сдают, и жадным талибам, которые даже выкуп поделить не смогли.

    Вспомните эти фамилии: командир экипажа Владимир Шарпатов, второй пилот Газинур Хайруллин, штурман Александр Здор, бортинженер Асхат Аббязов, радист Юрий Вшивцев, инженеры Сергей Бутузов и Виктор Рязанов. Их Ил-76, прорвавшись через три границы, напомнил стране о забытых героизме и мужестве.

Но сначала были 378 дней этого жуткого плена.


«Володя, я должен тебя посадить»

   2 августа 1995 года. 10 часов утра. В тот день экипаж выполнял обычный рейс над Афганистаном. Высота - 8200 метров. На подлете к Кандагару командир услышал в наушниках: «Володя, я должен тебя посадить. У меня приказ». За бортом промелькнул «ястребок» МиГ-21 с афганскими опознавашками. Под крыльями четыре  ракеты Р-60. Попробуй не сядь. В кабине - старый друг Гулям. Сегодня он - воин Аллаха. И в Кандагаре, под талибами, его большая семья.

  Но почему? Они, перевозчики казанской фирмы «Аэростан», всего лишь выполняют контракт. Везут для фирмы из Арабских Эмиратов груз, разрешенный всеми правилами международных перевозок. Так называемую амуницию - 1304 ящика с патронами калибра 7,62 мм. По соглашению между правительствами Албании и Афганистана.

 
   Да и сколько уже было таких рейсов. По всему миру. Стран 60 облетели.

   И снова голос Гуляма: «Ребята, садитесь, у меня нет выбора. У вас - тоже». Конечно, старый друг ни при чем. Их  самолет с бортовым номером RA-76842 уже «пасли». Иначе откуда в воздухе боевой истребитель, а на земле - взвод с автоматами и гранатометами?
   Допрос экипажу учинил сам мулла Омар. Тогда он был главой местной администрации. Позже на том «кандагарском пиаре» поднялся до правой руки бен Ладена. Срочно прибыл и министр иностранных дел соседнего Пакистана, прихватив журналистов.     Явно готовилось громкое заявление.


Почему оно не прозвучало?


Потому что, как ни искали, российского следа на борту не нашли. Ящики были с китайскими иероглифами.

 

Экипаж нанимали арабы.


Но назад пути уже не было. Талибы рассчитывали, что время играет на них.


Как их спасали


  Через 10 лет мы вспоминаем о Кандагаре с заместителем директора научного Центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского Зурабом Кекелидзе. Он был там с коллегами дважды. Лечил ребят и после того. Но сначала пришлось доказывать талибам, что ты врач, а не шпион. Поскольку дипломы для них не указ, то первым делом наши взялись за начальника тюрьмы. Избавили его от радикулита. Потом из местных  выстроилась очередь. Это и был пропуск для своих.

- Как же они выжили? - спрашиваю Зураба Ильича.

- По законам развития чрезвычайных ситуаций первым на заклание всегда идет командир, - говорит Зураб Ильич. - Не смотри, что погоны блестят. Оборотная сторона - ответственность за людей. Не каждый с ней справится. Конечно, всему экипажу здорово досталось. Были у ребят и разборки, и мысли о суициде, и частичная утрата здоровья. Но больше всех пострадал Шарпатов... А почему выжили? Потому что в коллективе был стержень. И, несмотря на изоляцию, они были не одни.

                                                                                                                        

   Не будем сейчас о тех, кто мог, но не сделал. Главное, что были другие. Спасибо Минздраву и МЧС России. Тогдашнему вице-премьеру страны Виталию Игнатенко, дипломату Замиру Кобулову. Они делали многое, о чем еще не скоро и расскажешь. Флайт-менеджеру Муниру Файзуллину, который с риском для жизни организовывал авиамост Шарджа - Кандагар. Это была доставка воды, продуктов, вестей... И, конечно, директору департамента внешних связей Татарстана Тимуру Акулову - его ребята считают своим крестным.

Тот самый Ил-76 летает до сих пор.

 

   Тогда Тимур сделал очень много. Ловил грузовые борта. Нанимал переводчика, владеющего языком пушту. На совете талибов Акулова уважили. От него, «хаджи», совершившего паломничество в священную Мекку, не скрыли, что летчиков признали преступниками и судить будут по законам шариата. Разговор был закончен. Но Акулов не сдался:

- У вас есть свой кодекс чести пуштуна, по которому вы должны выслушать гостя. Чтобы мы, мусульмане, были правильно понятыми, давайте перейдем на язык великого Корана.


   И стал говорить по-арабски. Растолковал, что в Татарстане тоже живут мусульмане, которые ничего не имеют против талибов. А летчики - обычные наемные перевозчики.

 

  Так появился первый контакт. Казнь отменили. Отношения стали теплеть. Тем более что щедрый гость никогда не скупился. То главе охраны Алихану запчасти привезет для любимой «Тойоты». То нужным людям - модные тогда «командирские» часы. С исламской символикой.


  Со временем талибам стали разъяснять, какова ценность захваченного ими «Ила». Что он требует регулярного технического обслуживания. Силами родного экипажа. В полном составе...


Так готовился побег. В контакте с Ираном и ОАЭ. Заранее договаривались о паролях и воздушных коридорах. В неведомый пока что «час икс»...


Побег


 Талибов убедить удалось: «Ил» - штука полезная. И вот им разрешили заняться подготовкой машины. В тот день, когда их четвертый раз допустили к борту, стояла жуткая жара. Но они ее не замечали. Выжидали. А охранников развезло: трое ушли молиться, трое остались. Два автомата и пистолет.
   Мужиков как током шибануло. Переглянулись и - вперед! Механизм под названием «экипаж» заработал!
- Проверяем первый двигатель. Второй. Все заводится с пол-оборота. Идем на рулевую дорожку. На разгон.
   Что последнее увидел под собой Шарпатов, едва оторвавшись от крайней бетонной плиты? Наперерез несется грузовик с талибами. Палят из всего, что в руках. Искаженные лица. Вот-вот они столкнутся. Нет, поздно, ребята! Оторвались. Самолет резко взмыл вверх. Обалдевшие охранники, не понимая, что происходит, попадали. На них тут же навалились. Ох, сколько они ждали этого момента! С каким кайфом  разоружали, вязали и "успокаивали"!   


   Еще командир заметил, как летчики талибов кинулись расчехлять «ястребок». Но у того полетело колесо. Пока кинулись к другому, главные секунды ушли. Их потеряли из виду. Рванули за ними на север, в сторону России. Не зная о расчете уйти к западному выступу иранской границы. Потом - на юг, в Шарджу.

Летели, спасаясь от радаров, не выше 50 - 70 метров. Через 1 час 50 минут они были на свободе.

«Все 13 месяцев мы каждый день ждали смерти», - сказал мне тогда один из членов экипажа.

Владимир Шарпатов рассказывает и показывает, как он поднимал «Ил» с талибского аэродрома.


Где они сейчас


В ту встречу Акулов сказал:


- Ну где ты еще возьмешь такой самолет? Чтобы год простоял без обслуживания, при температурных перепадах от плюс 50 до минус 10, а потом не просто взлетел, а заработал в форсированном режиме. Но техника - ладно. А люди? Настоящие герои!

Но героями они себя не чувствуют. Живут скромно, на улицах их не узнают, работают кто где может.


   Виктор Рязанов и Сергей Бутузов ремонтируют технику в казанском аэропорту. Остальные четверо летают по всему свету. Как и прежде, всех шестерых домашние видят нечасто.

   Шарпатов перебрался в Тюмень. Она приняла его, «как Гагарина», когда в Казани летчика-героя уволили по сокращению штатов. И долетал он здесь по-геройски: вместо обычных 50 - аж до 62 лет! Все мужики в его родне - авиаторы. И оба сына, Сергей и Женя, и племянник Виктор. И даже внук Дима, пока что второклассник, уже готовит себя к полетам.


   Шарпатов встретил меня у поезда на своем битом «жигуленке» и сразу по делам - ветеранским и «афганским». А потом - на дачу, которую Ильич сам поднимал с нуля, из болота. И никак не достроит за 30 лет. Хотя на коньке давно водрузил самодельный фюзеляж Ан-24. Впрочем, полы на втором этаже он точно обязался доделать. К сегодняшнему дню, который называет вторым днем рождения. Иначе где гостей-то спать уложишь?

 
ИЗ ДНЕВНИКА КОМАНДИРА ШАРПАТОВА

«Стены белые, крутые,
А в зените солнца диск.
Здесь законы все иные:
Ходят рядом смерть и риск.
Гул родного самолета
Снится, снится по ночам...»


«Экипаж пал духом. Клянут всех и за все. Неужели наша великая Родина не в силах хотя бы договориться с этим немытым-нечесаным воинством? Я уже не говорю - справиться. Слушали радио, снятое с борта.

 

Говорят о выборах. Разборках. Олигархах. О нас - ни слова».

«На обед сегодня один тростник. Обещали подвезти воду».

«Утром на полу поймали скорпиона. Черт возьми, у нас «из мебели» - одни тюфяки».


  «Приснилось, что лежу в гробу. Покойница тетя Нюра оббила его темно-синим бархатом. Не заколочена только доска у головы. Мимо проходят какие-то люди, одни с безразличием, другие неодобрительно покачивают головами. Я прикинулся мертвым и думаю: хорошо, что сделал гроб про запас... Проснулся. У нас все беспросветно. Хочется однажды не проснуться...


  «Которое утро начинается с визита главных мулл. Во всем обвиняют Россию. Говорят: у вас один выход. Хотите уцелеть - принимайте ислам».


   «В 4 ночи стало плохо Саше Здору. Боль в животе. Всего трясет. Я - часовому: «Быстро доктора!» Тот не пошевельнулся. Да и какой тут доктор? Вообще все сильно сдали. У Рязанова - сердце. У меня началась желтуха. Бессонница. Пытаюсь не показывать вида. Но как?»


  «Вечером радио нас ошарашило. Президент заявил «о личном контроле» за освобождением французских летчиков. Их сбили над Югославией во время бомбежки мирных жителей. Мы никого не сбивали, ни в кого не стреляли. Взялись за рейс из-за нужды: семьи-то надо кормить. Кто же вспомнит о нас?»
   «По радио передали, что французских летчиков уже освободили. Все благодарят Россию. Что ж, порадуемся за везунчиков месье. Париж! Как много в этом звуке для сердца русского слилось...»


ИЗ АРХИВА


   10 лет назад талибы представляли собой влиятельную политическую силу в Афганистане. Подчинив себе группировки Достума и Хекматиара, они контролировали более трети территории страны. На их вооружении была 25-тысячная армия, 15 истребителей МиГ-21, более 200 танков. И главное - поддержка населения, измордованного бесконечными междоусобицами.


  Люди постарше, должно быть, помнят нашумевший фильм «ЧП». С молодым Вячеславом Тихоновым в главной роли. А ведь основан он был на реальных событиях. 52 года назад в Южно-Китайском море тайваньский боевой корабль захватил советский танкер «Туапсе». За провокацией стоял, конечно, Дядюшка Сэм. Разведка доказала. На следующий же день заместитель министра иностранных дел СССР В. А. Зорин вручил послу США в Москве ноту протеста. Мы тут же обратились к Франции, к шведскому обществу Красного Креста, к другим международным авторитетам, коль нашего представительства на Тайване тогда еще не было. В общем, через неделю 29 членов экипажа «Туапсе» были освобождены.

  Как только не склоняли советских моряков к предательству. И кнутом, и пряником. Сумма торга доходила до миллиона долларов! Каждому. Но наши не сдались.

   Поучительный был фильм. Показал, как всего за полвека может измениться человеческое сознание. Сколько примеров вокруг.


   Но может в главном и не измениться. Нашим летчикам тоже предлагали торг. На выбор. Ну, скажем, примите ислам. Или пособите местной авиации: с кадрами здесь туговато. А что касается деньжат, так с вашим «Илом» да с нашим наркотрафиком просто грех не разбогатеть...


Они выбрали побег. Пусть и с риском для жизни.


КСТАТИ
 
   10 лет назад «Комсомолка» первой сообщила о побеге экипажа Ил-76. Наш корреспондент - автор этого материала - был единственным российским журналистом, пробившимся к пленникам в Кандагар.

Борис ВИШНЕВСКИЙ

 

       У К А З

                          ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

             №1225 от  22.08.1996



                     О награждении государственными наградами
                Российской Федерации членов экипажа самолета Ил-76
                        акционерной авиакомпании "Аэростан"
                               Республики Татарстан

             За героизм, мужество и стойкость, проявленные при освобождении
        из  вынужденного  пребывания  на территории Афганистана,  присвоить
        звание

                          ГЕРОЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

             ХАЙРУЛЛИНУ Газинуру Гарифзяновичу - второму пилоту
      ШАРПАТОВУ Владимиру Ильичу - командиру самолета.

        Наградить

             ОРДЕНОМ МУЖЕСТВА

             АББЯЗОВА Асхата Минахметовича - бортинженера
             БУТУЗОВА Сергея Борисовича - ведущего инженера

 




Источник: http://www.vesti70.ru/stats/full/?id=3685
Категория: Статьи | Добавил: vtap339 (06-12-2006) | Автор: Борис ВИШНЕВСКИЙ
Просмотров: 3956 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017
Поиск
Друзья сайта